26 апреля 1986 года прогремел взрыв на Чернобыльской АЭС, начавший эру трагедий связанных с использованием мирного атома. Последствия катастрофы ощутила на себе не только Украина. Угроза новых трагедий велика, о чем свидетельствуют недавние события в Японии, поэтому внимание всего мира не зря приковано к этой теме.

В 30-летие чернобыльской катастрофы нью-йоркский Музей Украины сделал выставку о трагедии, причины которой до сих пор не известны. На выставке «Внутри Чернобыля» представлены фотографии американского фотожурналиста Майкла Форстера Ротбарта.

A wall of dials in the 1st Block Control Room once indicated levels for each of the rods in the reactor. Although the plant stopped producing electricity in 2000, nuclear fuel remains stored in three reactor halls. Photo: Michael Forster Rothbart.

A wall of dials in the 1st Block Control Room once indicated levels for each of the rods in the reactor. Although the plant stopped producing electricity in 2000, nuclear fuel remains stored in three reactor halls. Photo: Michael Forster Rothbart.

Ротбарт провел около двух лет в Чернобыле и прилегающих к нему зонах. Он документировал жизнь пяти семей, живущих в регионе. Снимки Ротбарта дополнены фотографиями, сделанными инструктором Центра подготовки сотрудников Чернобыльской АЭС Александром Купным.

Помимо фотографий, в экспозицию включены фрагменты интервью с 82 людьми, пережившими аварию и ее последствия.


К зо-летию событий в Чернобыле в немецком издательстве Kehrer Verlag вышла первая часть двухтомника Андрея Кременчука «Чернобыль. Часть первая / Chernobyl Zone I».

первая часть двухтомника Андрея Кременчука «Чернобыль. Часть первая / Chernobyl Zone I»

2008-2011 © Андрей Кременчук

Вот что он сам говорит об этой книге:

«В 2008 году, начиная эту работу, я пытался подобрать синонимы слову Чернобыль. Их было очень много: грустных, больных, героических, научных, наполненных патетикой и даже курьезных слов — прилагательные, существительные, глаголы олицетворяющие территорию, на которой я еще не был. Событие к которому я не был причастен и которое меня ни когда особо не интересовало.

первая часть двухтомника Андрея Кременчука «Чернобыль. Часть первая / Chernobyl Zone I»

Сегодня, думая о всем том, что я пережил там, увидел, о людях которых встретил, мне вновь захотелось подобрать слова олицетворяющие уже другой Чернобыль — Чернобыль открывшийся мне за последние три года. Листок был исписан, тот блокнот трехлетней давности давно потерян. Сравнить их я уже не могу, но почти уверен — ни одно из слов написанных тогда, я больше не повторил.

первая часть двухтомника Андрея Кременчука «Чернобыль. Часть первая / Chernobyl Zone I»

Это красивые слова. В них почти нет боли, нет героизма и уже совсем не осталось патетики. Именно их мне очень хочется написать через запятую, а не этот текст который пишу. Но к сожалению сегодня, по прошествии нескольких недель после новой трагедии, эти слова стали еще более неправильны, чем те, что я подобрал три года назад.

первая часть двухтомника Андрея Кременчука «Чернобыль. Часть первая / Chernobyl Zone I»

Поэтому вычеркивая один за одним неуместные прилагательные, существительные, глаголы я оставил только одно. Слово которое не могу не произнести, думая о всех тех людях которые мне помогали, людей с которыми мне посчастливилось встретиться в Полесье, на отчужденных территориях Белорусии и Украины.

Спасибо.»

первая часть двухтомника Андрея Кременчука «Чернобыль. Часть первая / Chernobyl Zone I»

первая часть двухтомника Андрея Кременчука «Чернобыль. Часть первая / Chernobyl Zone I»

первая часть двухтомника Андрея Кременчука «Чернобыль. Часть первая / Chernobyl Zone I»По материалам photographer.ru

Понравилось? Поделись с друзьями:

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Яндекс

Смотреть еще:

Комментарии закрыты